Коллекция Маши Голофтеевой «Хотелось бы, конечно..»


место: 7 зал, 2й этаж

даты проведения: 21.09 -25.09

От себя:

По собственному признанию, Маша – реалист-мечтатель. Работы, представленные в коллекции - ‎утопии коллекционера, несбыточные желания относительно окружающей реальности. Вот-вот в ‎дверь войдет мужчина мечты гостьи на “квартирнике” (работа Ольги Чикиной). Вот вышли ‎перекурить “на кортах” балерины – не ранимые создания, а счастливые и уверенные в себе ‎девушки (Edgar-Degas, 2011, Дима Ребус). “Земля в иллюминаторе” в работах Hublots художницы ‎Натальи Лях – это возможность каждый день выглянуть в окошко самолета и еще раз восхититься ‎самым главным богатством – нашей земной жизнью. Или мебель с трафаретной живописью Гоши Острецова – ‎ ироничная инъекция стрит-арта в буржуазный интерьер, которая раздвигает границы проникновения искусства в повседневную жизнь. Посмотрите на ‎металлического Карла (работа Петра Быстрова) - он возвышается над зрителем, как над миром моды, ‎ему чужды рефлексия и ханженство. “Бабки” – принт Людмилы ‎Константиновой – собирательный образ женской доли и, в то же время, парадоксальная игра со смыслами, отвлеченными идеями, заложенными в языке.

 

От Эльвиры Тарноградской, галерея Triangle:

Мария принадлежит тому чуткому поколению коллекционеров до 30 лет, которым присуще очень верное ощущение нерва времени. Эта зарождающаяся коллекция - совсем не собрание беспорядочных сувениров ("понравилось - купил") и не скрупулезно выверенный инвестиционный набор беспроигрышных дорогих артефактов. Это коллекция работ современных художников, которая растёт и развивается вместе с собирателем, отражает его склонности, подвержена случайностям, но эти случайности зачастую оказываются весьма своевременными. Работы Кирилла Кто, Петра Быстрова, Людмилы Константиновой, Димы Ребуса не могли попасть к человеку, не считывающему сложных культурных кодов. Это "правильные референсы". Новое поколение коллекционеров явно отвергает китч, но не боится сложных концепций, нетрадиционных форм, иронического и мрачного задора, так присущего русскому искусству. И это, безусловно, внушает надежду на то, что русское искусство будет востребовано зрителем.