Библиотека и коллекция Германа Титова


куратор: Николай Палажченко

место: 13-14 залы, 2-й этаж

даты проведения: 11.09 -25.09

Мысль о том, чтобы объединить деятельность Титова-коллекционера и Титова-издателя, кажется теперь, после того как выставка открылась, самой естественной, но отчего-то долго не проявлявшейся. Хотя, возможно, эти в общем-то непубличные занятия отчасти перекрывались активностью Титова-художника, которая в последнее время была отнюдь не слабее прочих, так сказать изначальных, ипостасей — с выставками в МАММ, ММСИ, новыми проектами и т. д. Титов — один их самых преданных служителей московского концептуализма: он издавал — и продолжает это делать — тексты концептуалистов, собирает произведения концептуалистов разных поколений (от Андрея Монастырского и Игоря Макаревича до Вадима Захарова, Юрия Лейдермана и пр.) и сам стал художником, последовательно реализующим стратегии московского романтического концептуализма, следуя почти иноческим путем ученика и соратника. Такая преданность и последовательность действий происходит, кажется, из абсолютной, тотальной веры Титова в текст и в книжное знание и, что существенно, — в возможность его, так сказать, неродового приобретения, то есть не когда оно приходит из среды или контекста, а когда требует осознанного усилия — и тем сильнее становится потребность в любом знании и бесконечном его пополнении и уточнении.

 

Титов верует в тексты московского концептуализма. Мне вспоминается одна история, рассказанная Германом о последовательности издания томов «Поездок за город», потому что выходили они не по порядку. Дело в том, что весь проект был завязан вокруг одного-единственного текста, но на самом деле одного из самых важных в истории русской литературы 20 века. Речь идет о «Каширском шоссе» Андрея Монастырского, хронике безумия, описанного самим героем. Титов с Монастырским определяли последовательность выхода разных томов, готовясь к событию, к появлению этого текста не столько в физическом, сколько в символическом пространстве. Вообще, кажется, что издание книг для Титова — проект скорее художественный (и абсолютно филантропический по умолчанию), потому что он с совершенно особенным вниманием относится к типографике и дизайну в целом, видя не отдельные книги, а условно серии и полки, формируя запас того самого знания и делая его доступным для каждого вновь обращенного. Он формирует массу знания, которая ощущается физическим объемом. Это же утверждение справедливо для коллекции искусства художников-концептуалистов разных поколений, которую собирает Титов. Его собрание не предназначено для того, чтобы в готовом виде отправиться в какой-нибудь музей, в нем есть вещи разного качества и разной значимости для большой истории искусства. Это хроники искреннего увлечения разными этапами и героями, которые актуализируются в тот или иной момент жизни. При этом встречаются вещи совершенно неожиданные, как бы канонических художников, например тех же Игоря Макаревича и Елены Елагиной, или мало представленные в российских музейных и частных собраниях произведения одесских концептуалистов: Титов — обладатель монументальных произведений группы «Перцы», с другой, очень хулиганской энергией, не сильно свойственной ортодоксальному московскому концептуализму.

Встречаются работы и отчаянно радикальные, препарирующие дурную социальную действительность, выводя зрителя из привычной и безопасной зоны комфорта. За все время, что Титов занимается художественной, издательской и собирательской деятельностью, он сам стал одним из незаменимых персонажей концептуалистского круга, формируя архив в большом смысле слова, каталогизируя и систематизируя все виды и модусы «концептуалистской активности», создавая неканоническую историю русского искусства вне институциональных, конвенциональных и прочих условностей.


Текст: Екатерина Иноземцева